Все о ремонте

Как правильно сделать ремонт дома или квартиры. Всё что необходимо знать о ремонте, а также море полезной информации.

Проблемы ремонта. Искусство ремонта сейчас почти не ценится.

24.12.2017 в 14:30

Многие даже не считают его искусством. Прошли те времена, когда настоящие мастера ремонта были известны на всю округу, а очередь к ним стояла на полгода вперёд. Теперь ремонтом занимаются все, кому не лень. И даже заказчики теперь зачастую сами берутся за дело, обращаясь к мастерам лишь для производства самых ответственных работ, с которыми не могут справиться сами. Да и само слово "Мастер" уже из обихода выходит
. Теперь всё чаще говорят "Рабочие", как будто мы какие-то рабы и трудимся только за кусок хлеба и выпивку, хотя часто именно так и случается. С другой стороны, начать заниматься ремонтом сейчас совсем просто. Поезжай в "Кастораму", купи недорогой плиткорез, дрель, уровень, правило, пару - тройку шпателей и - вперёд. Можешь идти к любому заказчику, бить себя в грудь, называя лучшим мастером на районе, и просить объект. А то, что ты толком ничего не умеешь, а просто нахватался верхушек, никто сразу не проверит.
Я совсем другие времена помню. Мастеров было мало, а ученики годами ходили в подсобниках, прежде чем им разрешали самостоятельно приступить к работе. А перфоратор или, к примеру, шуруповёрт был далеко не у каждого мастера, и считался большой ценностью, почти роскошью.
Бывало, зайдёт на объект друг, просто так, поболтать, да сразу и спросит:
- Чо, Шурик взял? Твой что ли?
- Да, взял, - ответишь, - дрель - то сгорела.
- О, "Макита", - уважительно скажет друг, - чо стоит?
- Четыре. - четыре косаря! - Восхищается друг. - Один окамулятор?
- Два. четырнадцать вольт. Зарядка. Фонарь там еще в кейсе.
Друг качает головой, нажимает на спуск, переключает режимы, отсоединяет и подсоединяет аккумулятор, берет длинный саморез, чтобы вогнать его в старую дверную коробку, идет с фонарем в туалет - посветить в темноте и, совершенно подавленный, начинает прощаться.
- Тоже себе "Шурик" возьму, - скороговоркой бормочет он, - стопудово возьму. Со следующего объекта. Я хочу "Бош".
- Бери "Макиту", - снисходительно советуешь ты, - Япония.
- Не, "Бош" баще, - не сдаётся друг, - стопудово баще. Как у Лёхи. Мы делали летом с ним попу сарайку. Он, прикинь, вот такой маленький, а сотый брус херачит насквозь. Не, "Бош" - это вещь. А япошки пусть сосут, - добавляет он зачем-то.
- Так-то да, - ответишь, зная, что никакой "Бош" он не возьмёт, а всё пропьет - прогуляет и на остаток денег купит обычную "ритмовскую" дрель. И всё будет делать ей - сверлить дерево, крутить саморезы и замешивать шпаклёвку.
Идёшь проводить друга и, чтобы его как-то отвлечь, спрашиваешь:
- Лёха - то чо делает?
- Бухает, чо.
- Чо, Две недели, что - ли?
- Ну, так-то да. Как хату на крохалях скинули, так и забухал.
- Кому вы хату делали?
- Да бабе одной. Бизнесменше.
- Ну, ладно, счастливо. Заходи.
- Но. Ты, если чо, звякни, работа будет.
- Ладно, - закрываешь за другом дверь и снова принимаешься за дело - до прихода заказчика ещё нужно выставить фальшстену из гипсокартона.
Заказчик приходит уже вечером, сдержанно здоровается, стоит поодаль, наблюдает за работой.
- Шуруповерт купил?
- Да. Дрель сгорела, пришлось.
- Тоже хочу шуруповёрт купить, на дачу. Ты посоветуешь какой?
- "Макиту" берите.
- Ты думаешь?
- Однозначно. Японское качество. Сервис. Три года гарантии.
- Ну, ладно, - он подходит к стене, стучит кулаком по гипсокартону. - Монолит. Да, у тебя руки не из жопы растут.
Тут надо сказать, что выражение это берёт начало в одной древней легенде, которую отделочники предают друг другу из поколения в поколение.
Когда-то мастер жил. Самый лучший в округе. Любую работу мог сделать и делал её на совесть. Но однажды умерла у него жена. Погоревал он, погоревал, да делать нечего - женился в другой раз. И всем хороша была вторая жена - и молода и красива, да больно жадна. И стал мастер работать всё больше и больше. А работу свою стал делать всё хуже - халтурить стал. Люди это заметили и перестали его на работу звать. И остался он без заказов. А когда родился у него сын, то все увидели, что ручки у него растут не из плеч, а из попы. О том, что было дальше, легенда умалчивает. Текст Николай маляр.